Выпускники

В разделе представлены работы выпускников школы «Докдокдок».
Внимание: на странице много изображений, их загрузка требует времени.

Выпуски 2017, 2018 | Выпуски 2015, 2016 | Видео-арт

 

Дарья Гарник (Екатеринбург-Минск)

Живет и работает в Минске. Изучала искусствоведение в Уральском государственном университете. С 2016 по 2018 год в Школе современной фотографии «Докдокдок» прошла обучение по программам «Документальная фотография и фотожурналистика», «Опыты современной фотографии». Финалист конкурса «Молодые фотографы России — 2017», номинант Photogrvphy Grant 2017, шортлистер Athens Photo Festival 2018, на конкурсе репортажной фотографии имени Александра Ефремова одна из серий отмечена почетным упоминанием жюри. Участник выставок «Молодая фотография 2017» на фестивале современной фотографии «Присутствие/Presence» в Санкт-Петербурге, «Воздушные замки Эльмаша» в музее «Дом Метенкова» (Екатеринбург), основной программы фестиваля «Арт-субъект» (Владимир). Победитель федерального конкурса «Я — созидатель». В 2018 стала участницей арт-резиденции «Новые истории Екатеринбурга», представив в музее «Дом Метенкова» персональную выставку «Молчание золота». Участник фестиваля BredaPhoto (Нидерланды, 2018). Серии публиковались на Lenta.ru, Bird in Flight, Regnum.ru, The Village, Photogrvphy Magazine.

 

Гагарин

Триумфальная и трагически оборвавшаяся жизнь Юрия Гагарина – первого человека, совершившего космический полет – сделала его культовым героем советской мифологии и центральной фигурой научно-атеистической пропаганды СССР.
Освоение космоса было одним из приоритетных направлений внутренней политики советского государства и предметом соперничества с США в холодной войне. Стремительное развитие науки и успехи в космической гонке давали гражданам государства чувства гордости и величия, ощущение всемогущества. Фигура Гагарина, родившегося в обыкновенной семье из российской глубинки, служила неоспоримым доказательством того, что «возможно все». Надличностный характер сознания советского человека позволял каждому жителю ассоциировать себя с улыбающимся человеком в шлеме космонавта и присваивать себе его достижения.
Сразу после полета Гагарина в космос в его родном городе Гжатске был основан первый музей его имени, а спустя месяц после гибели Гжатск стал называться Гагариным. Вплетение жизненной истории Гагарина-человека в пространство и урбанистическую память Гагарина-города придает этому месту сюрреалистический налет застывшего времени и ностальгии.

 

Аня Мирошниченко (Москва)

Живет и работает в Москве. Закончила РАТИ-ГИТИС, театроведческий факультет, кандидат искусствоведения. Занималась театральной и репортажной съемкой. С 2016 по 2018 год в Школе современной фотографии «Докдокдок» прошла обучение по программам «Документальная фотография и фотожурналистика», «Постдокументальная фотография и другие медиа», «Опыты современной фотографии». Победитель и финалист престижных международных конкурсов Gomma Grant, Picture of the Year (POYi), LensСulture Portrait Award, PDN Annual, Canada Blanche PhotOn, Hellerau Photography Award, Kolga Award, Life Press Photo, Vilnius Photo Circle, участник многих международных фестивалей — Riga Photomonth, Helsinki Photo Festival и других.

 

Ана любит тебя

«Ты можешь прожить без еды. Она тебе не нужна!», «Просыпайся с мыслью: сегодня я легче, сегодня я красивее», «Ана – твоя лучшая подружка, никому не говори о ней». Такими фразами пестрят популярные интернет-паблики, посвященные анорексии. Количество подписчиков в них – тысячи.
Ана – это краткое название анорексии, психического заболевания, при котором человек сознательно отказывается от еды. Распространенное среди подростков, по неофициальным данным заболевание в 50% случаев приводит к смерти. Молодые девушки готовы на все, чтобы их вес не превышал 40 килограмм. Но главная цель – отметка 30. Такие параметры диктуют мировые тенденции моды.
Нервная анорексия – профессиональное расстройство моделей. Сегодня она стала частью жизни обычных людей, никак не связанных с миром моды. Неосторожная фраза, оскорбительный комментарий о комплекции приводят к тому, что девушки резко меняют образ жизни и готовы на любые жертвы, чтобы соответствовать призрачным идеалам.

 

Femininity Vulgaris

Мои представления о женственности формировались в детстве в наблюдениях за матерью. Моя мать – это большой гардероб, бесчисленное количество белья, одежды и украшений. Множество аксессуаров, чтоб казаться привлекательнее, стройнее, красивее. Моя мать – это десятки флаконов с парфюмом, горы косметики, маски, массажеры, приборы для сжигания жира. Моя мать – это пластическая операция, ее тело — отдельный от нее объект манипуляций ради красоты. Вещи, которые останутся после моей матери, будут так или иначе связаны с модификацией тела и лица.
Тело современной женщины подобно платью — его можно перекраивать по желанию, где-то отрезать, где-то ушить, согласно тем или иным представлениям. Женский визуальный образ, транслируемый в медиа и массовой культуре, неотделим от сексуальности, которая все больше приобретает агрессивный характер. В том числе и по отношению к самим своим носительницам, сексуальность побуждает к действиям и подобно тирану порабощает. И если раньше женщина часто воспринималась как актор воспроизводства жизни, то теперь репродуктивная функция остается в тени требований сексуальности и клишированной красоты, а сами органы можно переделать в угоду современной телесной моде.

 

Елена Хованская (Берлин)

Документальный фотограф, живет и работает в Берлине. Окончила Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства по специальности «Художник-постановщик театра кукол». В 2016-2018 году прошла обучение в Школе «Докдокдок» по программам «Документальная фотография и фотожурналистика» и «Постдокументальная фотография и другие медиа». Публиковалась в изданиях Calvert Journal, Lenta.ru, Russia beyond the Headlines, Humanistischer Pressedienst (hpd), Bird In Flight, «Заповедник». Работа о калмыцких репрессиях «Живые» была отмечена на конкурсе репортажной фотографии «Памяти Александра Ефремова», вошла в шорт-лист премии Hellrau Award, получила отметку жюри на конкурсе Life Press Photo.

 

Живые

27 декабря 1943 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ о ликвидации Калмыцкой АССР. Сразу после началось осуществление операции «Улусы» – депортация коренного населения Калмыкии в Сибирь. Выселение калмыков рассматривалась как мера наказания за массовое противодействие органам Советской власти и борьбу против Красной Армии. Для осуществления операции руководство НКВД задействовало более 4000 отозванных с фронта солдат. Всего за два дня около сотни тысяч человек лишились дома. Их вывозили в вагонах для скота, по дороге они умирали от голода, переохлаждения и эпидемий.
Калмыки были расселены по всей Сибири. Их везли в Омскую, Новосибирскую, Свердловскую, Тюменскую и другие области. Компактное проживание не допускалось, в одной деревне оставляли по несколько семей. В ссылке умерло более 40 тысяч человек. Общие потери населения калмыцкого народа составили более половины его общей численности.
17 марта 1956 года калмыки были реабилитированы, им было разрешено вернуться на родину. Они бросали обжитые места и возвращались на родную землю. Спустя десятилетия им удалось сохранить свою культуру, язык и традиции. В 1991 году российским парламентом депортация калмыков была признака актом геноцида.

 

Остальгия

После падения Берлинской стены прошло без малого 30 лет. Вместе с тем в современном Берлине нередко можно услышать: «Ты из какой части Берлина? Из восточной или из западной?» Эти вопросы – симптом так называемой «остальгии» – ностальгии по временам и культуре Германской Демократической Республики.
Есть и другие симптомы этого феномена культурной самоидентификации. Так в современной Германии очень популярны вещи и предметы, связанные с прошлой эпохой. В моде все, что «сделано в ГДР» – сумки, марки, значки, комсомольские синие рубашки, солдатские ремни и прочие атрибуты повседневной жизни. Популярны фильмы, журналы, книги с изображением жизни в ГДР. Интерьеры некоторых гостиниц, кафе и ресторанов оформлены в духе восьмидесятых годов минувшего века. О прошлом страны напоминают не только превращённые в музеи бывшие контрольно-пропускные пункты, тюрьмы, заводы и административные здания, но и школьные классы, медицинские кабинеты, личные пространства квартир и домов. По мнению «остальгирующих», вместе с ГДР они утратили уверенность в завтрашнем дне, где для всех были рабочие места, бесплатные государственные детские сады, доступное медицинское обслуживание, дешевый транспорт и коммунальные услуги.

 

Василий Колотилов (Москва)

Журналист и документальный фотограф. С 2006 года работает в СМИ. Был пишущим и снимающим корреспондентом в российских изданиях, занимался фрилансом для зарубежных медиа. Работал в зонах конфликтов, освещал политические и социальные протесты. С 2016 по 2018 год в Школе современной фотографии «Докдокдок» прошел обучение по программам «Документальная фотография и фотожурналистика», «Постдокументальная фотография и другие медиа», «Опыты современной фотографии». Работы публиковались в New York Times LensBlog, журнале «Профиль», изданиях «Коммерсантъ», «Лента.ру», Mashable, Gazeta Wyborcza, Jullands-Posten и других. Участник престижного международного образовательного мероприятия Eddie Adams Workshop. Постоянный автор Los Angeles Times. Живет и работает в Москве.

 

Спартанцы

«Спартанцы» – российская команда по американскому футболу. Она была основана четыре года назад в Москве футбольными ветеранами и молодыми энтузиастами спорта. В 2015 году команда заняла третье место в Чемпионате России и выглядит в глазах других спортсменов «enfant terrible» российского американского футбола из-за своих амбиций и безрассудства.
В России американский футбол – любительский спорт. В нем нет больших денег из-за отсутствия господдержки и малого числа спонсоров. Игроки покрывают все расходы команды из своего кармана. Но отсутствие бюджета не единственная проблема, с которой они сталкиваются. Участники команды делают все возможное, чтобы заниматься своим любимым спортом в условиях экономического кризиса и как никогда высоких антиамериканских настроений в российском обществе. Спорт дает им возможность бороться за победу и побеждать, помогает реализовывать себя и самоутверждаться.

 

Тата Гориан (Санкт-Петербург)

Живет и работает в Санкт-Петербурге. С 2016 по 2018 год в Школе современной фотографии «Докдокдок» прошла обучение по программам «Документальная фотография и фотожурналистика», «Постдокументальная фотография и другие медиа», «Опыты современной фотографии». Публиковалась в Colta.ru, Bird In Flight, Lenta.ru, Русский Репортер. Призер конкурса документальной фотографии «Слоеный пирог соседства», лауреат всероссийского конкурса «Молодые фотографы России — 2018», почетное упоминание жюри в конкурсе «Памяти Александра Ефремова 2017». Участница групповых выставок и скринингов в рамках фотографических фестивалей в России и Франции.

 

Вне себя

Порезы, царапины, расчесы, сигаретные ожоги и другие знаки на теле – это следы селфхарма. Селфхарм начинается с ненависти к себе, или желания заглушить душевную боль, или потери ощущения контроля над своей жизнью. Причин для самоповреждений может быть много. Особенно если ты подросток с невзаимной любовью или домашним конфликтом.
Причинять себе вред чаще всего начинают в юности, некоторые продолжают всю жизнь, другим удается остановиться, но тяга к селфхарму у многих остается надолго.
Проект «Вне себя» – это эксперимент по переносу аутоагрессии во внешний мир. Герои сами выбирали себе освобождающее действие. Для кого-то это стало опытом деструкции, а для кого-то – опытом созидания. Вместо того, чтобы колоть свое тело ножницами, они раскалывали топором шкаф. Вместо того, чтобы резать себя лезвием, они били тарелки. Благодаря этим действиям физическая трансформация тела обращается в физическую трансформацию мира. Проект «Вне себя» состоит из портретов героев, сделанных непосредственно после выброса их аутоагрессии во внешнюю среду, и фиксации пространства, измененного действием героев. Здесь фотография выступает средством, благодаря которому момент не ловится, а создается.

 

Зияние

В 2017 году в России декриминализировали насилие в семье. Побои перестали быть уголовным преступлением и вошли в ряд административных правонарушений. Стыд, чувство вины и общественное мнение мешают женщинам открыто говорить о проблеме домашнего насилия, а дети и общие финансы не позволяют уйти от мужа или партнера. Женщины, столкнувшиеся с домашним насилием, ищут защиты у полиции, но правоохранительные органы заводят дела лишь тогда, когда есть тяжелые последствия.
В проекте «Зияние» я использую хирургические швы, чтобы зашить предметы, символизирующие красоту, хрупкость, образ женщины и семьи. Это жест беспомощного свидетеля перед реальностью, от которой невозможно скрыться.

 

Татьяна Бондарева (Москва)

В 2016 году окончила Британскую высшую школу дизайна, где проходила обучение в мастерских Михаила Розанова и Виты Буйвид. В 2016-2018 обучалась в Школе современной фотографии «Докдокдок». Участница групповых выставок «Ощущения» и «Новая документалистика» на территории ARTPLAY (Москва), выставки «Поле зрения» в Центре фотографии имени братьев Люмьер и «Побеги» в галерее RuArts (в рамках Московской международной биеннале молодого искусства — 2016), выставки «Неслучайный свидетель» в Доме прав человека (Воронеж), а также экспозиций всероссийского конкурса «Молодые фотографы России — 2018» (Москва) и международного конкурса «Точка на карте. Возможность будущего» (Углич). Работы публиковались на Сolta.ruBigpicture.ru, Nigeria Daily News, в журналах «Русский пионер», «Аэрофлот».

 

Boys

В колонии для несовершеннолетних под Петербургом отбывают наказание молодые люди от 14 до 18 лет, совершившие преступления различной степени тяжести, включая хулиганство, изнасилования и убийства. Условия содержания в подобных колониях гораздо лучше, чем в обычных российских тюрьмах. Вместо хаоса уличной жизни и
удушающей обстановки неблагополучной семьи сообщество колонии предлагает установленные чёткие правила, защиту, стабильность, разнообразные возможности для развития. Здесь есть школа, профессиональное училище, библиотека, тренажерный зал, клуб, спортивные площадки, мастерские, церковь. Вместе с тем для многих воспитанников усвоенные тюремные привычки являются почвой для вступления во взрослый криминальный мир, так как уклад жизни в колонии дает представление о жестко иерархизированном сообществе, где каждый
член имеет свое специально обозначенное место и функцию. Проблемой в оказании помощи заключённым является и то, что, возвращаясь на свободу, они попадают в прежний криминальный мир, в котором быть преступником
престижно, а тюремный срок наделяет его обладателя авторитетом. Во многом такое отношение к преступности формируется продуктами масскульта.

 

Маша Гельман (Санкт-Петербург)

Документальный фотограф, живет и работает в Санкт-Петербурге.  Изучала социологию в РГПУ им. Герцена в Санкт-Петербурге. В 2015-2017 прошла двухлетнее обучение в Школе современной фотографии «Докдокдок». В персональных проектах исследует вопросы гендерной идентичности, сексуальности, телесности, насилия, дискриминации. Публиковалась в изданиях «Такие Дела», Bird In Flight, Wonderzine, FURFUR, Buzzfeed (NY), Собака.ru, «Бумага», Inosmi.ru. Обладатель ряда престижных наград: Instanbul Photo Award, Vilnius Photo Circle, «Прямой взгляд», конкурс фотожурналистики имени Андрея Стенина и других. В 2018 году за проект «Наши люди» стала финалистом одной из самых престижных профессиональных наград — Leica Oskar Barnack Award.

 

Ты – моя

«Ты – моя» – это серия портретов женщин, переживших партнерское насилие. Рассказ о власти и контроле одного человека над другим, о желании одного партнера подчинить себе поведение и чувства другого. Это история о насилии как дисбалансе власти, в котором пол, ориентация, возраст, образование и уровень дохода не играют роли.

 

Галина Халилова (Новосибирск — Санкт-Петербург)

Родилась в 1988 году в Новосибирске. Детство и отрочество провела на Севере в ХМАО. В 2005 году поступила в Сибирский Университет Потребительской кооперации (Новосибирск) на кафедру психологии и социального управления, училась по специальности «Социально-культурный сервис и туризм». В 2015-2017 училась в Школе современной фотографии «Докдокдок» на курсах «Документальная фотография и фотожурналистика», «Постдокументальная фотография и другие медиа». В 2016 году участвовала в фотомастерской Андрея Поликанова на «Летней Школе». Финалист конкурса «Молодые фотографы России — 2017», победитель конкурса «Молодые фотографы России — 2018».

 

Сцена смерти

Новосибирский Крематорий был основан в 2003 году. Мемориальный комплекс с крематорием, колумбарием и Парком Памяти имеет репутацию кладбища XXI века. Здесь есть бесплатный прокат велосипедов, мини-зоопарк, детская игровая площадка, кафе, бесплатный Wi-Fi. По заказу можно организовать похоронную церемонию согласно канонам любой из религий и трансляцию ее в режиме реального времени в Интернете. Родственники усопших отпускают в небо белых голубей, есть возможность запуска праха в космос. Желающие могут прийти на экскурсию в расположенный на территории комплекса Музей мировой погребальной культуры, который кратко называют Музеем смерти. Фонды его насчитывают десятки тысяч артефактов, связанных с темами умирания, смерти, траура, скорби и погребальных традиций разных культур. Скорбно-развлекательные мероприятия, с одной стороны, возвращают вытесненную в современном стерильном мире тему смерти в ритм повседневности отдельно взятого города, стирая пространственное разделение между живыми и мёртвыми, произошедшее еще несколько веков назад. С другой стороны, все церемониальные события происходят в отчуждающей парадигме современной культуры шоу.

 

Ксения Сидорова (Москва)

Живет в Москве, работает над персональными документальными и арт-проектами с 2014 года. Является членом Союза Фотохудожников России. С 2016 по 2018 год в Школе современной фотографии «Докдокдок» прошла обучение по программам «Постдокументальная фотография и другие медиа», «Опыты современной фотографии». За серию «Тараканы» была выбрана победителем конкурса ShowOFF 2018, прошедшего в рамках международного фестиваля Krakow Photomonth в Польше, и лауреатом конкурса «Молодые фотографы России – 2018»; также серия вошла в шорт-лист конкурса Kolga Photo Award и Athens Photo Festival. Фотокнига «Simplex» вошла в шорт-листы известных конкурсов Kassel Dummy Award, Self Publish Riga, Istanbul Photobook Festival, PHOTOBOOKFEST. Серии были опубликованы в изданиях Colta.ru, «Русский Репортер», «Такие Дела», Lenta.ru (Rus), Russia Beyond The Headlines и других.

 

Тараканы

Культ успеха, работа в постоянном онлайн-режиме, виртуализация частной жизни, потребность демонстрации своих реальных или вымышленных успехов в социальных сетях размывают границы между профессиональным и частным, всё более вытесняя право современного человека на личное пространство. Желание произвести впечатление на окружающих и виртуальных «друзей» и боязнь неуспеха делают человека уязвимыми к разного рода фобиям. Страх как форма душевного дискомфорта становится препятствием для совершения действия. «Тараканы» – рефлексия на мою собственную незащищенность и уязвимость перед воображаемыми монстрами. Рыжий таракан связан с детскими воспоминаниями и чувством непреодолимого отвращения. Это монструозный образ тревоги и смутных фобий, шокирующей всеядности и живучести. Используя интерьеры своей квартиры и собственное тело, я реконструирую
болезненные состояния, которые иногда овладевают мной. В процессе творческих мытарств и переживаний, насыщенных внутренними изнурительными монологами, я сама превращаюсь в омерзительного таракана. Близкие люди становятся мишенью моих деструктивных неконтролируемых сил, в то время как мое собственное тело
ощущается как чуждое и враждебное пространство.

 

Екатерина Балабан (Москва)

Закончила магистратуру факультета политических наук и социологии в Европейском университете в Санкт-Петербурге. Занималась гендерными исследованиями, изучением вопросов социальной структуры и мобильности. Работала в издательском доме «Коммерсантъ», Look at me, Meduza. Документальной фотографией занимается с 2013 года. Участница мастер-классов Сергея Максимишина, Валерия Нистратова, Антонио Д’Агата, выпускница курса «Постдокументальная фотография и другие медиа» школы «Докдокдок». Как документальный фотограф интересуется вопросами социальной памяти и травмы, личностной идентичности. Двухкратный призер College Photographer of the Year.

 

Свалка

Ежегодно в России производится около 5 000 000 000 тонн мусора. В Московской области проблема мусора стоит особенно остро – сюда свозятся отходы человеческой жизнедеятельности со всего мегаполиса. Официально в Московской области насчитывается 18 мусорных полигонов, хотя, согласно другим источникам, есть еще около 200 незаконных. В серии я исследую взаимосвязи между природой, человеком и мусором на примере мусорного полигона в подмосковном городе Кучино.
Мусор проникает в жизнь человека. Люди, живущие рядом со свалкой, страдают от сильной вони, отравленной воды, земли и плохого вида из окна. При этом есть и те, кому мусорный полигон помогает, облегчает жизнь и спасает от гибели: дает дрова, полезные вещи, одежду, еду, заработок и кров. Множество бездомных живут в самодельных постройках в небольшом поселении поблизости.
В своей работе я изучаю действие свалки на мои собственные фотографии. Что произойдет с отпечатками, если они станут мусором? Потеряют ли они свою ценность? Я делаю свалку соавтором в создании изображений.

 

Даниль Усманов (Бишкек)

Документальный фотограф, фотожурналист, живет и работает в Кыргызстане. Учится в Кыргызском Государственном университете культуры и искусств им. Б. Бейшеналиевой на факультете телекоммуникаций. В 2015-2017 году прошел двухлетнее обучение в Школе современной фотографии «Докдокдок». Принимал участие в мастер-классе агентства Noor, организованного совместно с Nikon. Сотрудничает c Китайским информационным агентством Xhinhua. Работает над персональными документальными проектами. Принимал участие в международных выставках «Звезды шелкового пути» (2015), «В Кимрах» (2016). Шортлистер конкурса «Прямой взгляд», победитель Vilnius Photo Circle.

 

Ночная смена

C обретением независимости в Кыргызстан пришла проблема нехватки рабочих мест: заводы, фабрики стремительно закрывались. Люди начали заниматься нелегальным промыслом. С заходом солнца они покидают свои дома и идут работать. Ночь скрывает их. В ночную смену они свободны в своих действиях – можно работать, как хочешь. Из-за того, что работы незаконны, правительство запрещает их, но в то же время оно не может предоставить законные рабочие места для граждан. Никто не знает, когда этот конфликт разрешится.

 

Дарья Асланян (Самара)

Член Союза фотохудожников России с 2005 года. Многократный лауреат «Молодые фотографы России» (2003, 2013, 2014, 2015, 2016), призер и лауреат  фотоконкурса «Точка на карте» фотофестиваля «Фотопарад в Угличе», призер международного фотоконкурса «Прямой взгляд», финалист конкурса World Report Award 2018, прошедшего в рамках фестиваля Festival of Ethical Photography (Италия). Участник более 20 групповых выставок, в том числе Young man in the 21st century (Литва, 2015), Marsciano Arte Giovani (Италия, 2016).

 

Свет, который внутри

В небольшом поселке городского типа живет Ирина, тихая, маленькая женщина. Когда она была девочкой, попала в детский дом. Родителей в этом не винит: «У мамы были проблемы со здоровьем, а папа не справлялся со мной и братом один». Потом Ира выросла, вышла замуж и родила детей. Но муж стал пить, а когда выпивал, становился агрессивным, и Ира с мужем развелась. Она работала, дети росли, как-то сумели насобирать денег и купили небольшой дом с огородом. Однажды Ира пришла с детьми в храм, батюшка увидел их и позвал: «Ну, чего стоите в дверях? Заходите». С тех пор Ира стала ходить в церковь, старалась жить по Евангелию, это стало ее отдушиной.
Но однажды случилась беда: младшего сына — Сашу — сбила машина, он получил сильную черепно-мозговую травму и впал в кому. Тогда Саше было 7 лет. Год он лежал без движения, не произносил ни звука. Врачи говорили, что шансов на восстановление нет, но Ирине удалось научить его заново говорить, пить из чашки, держать предметы в руках.
Ира ухаживает за Сашей уже 11 лет. Ира привязана к нему и днем, и ночью. Из-за высокого тонуса мышц Саша все время хаотично размахивает руками и ногами. У него часто случаются судороги, и Ирине приходится колоть ему успокоительные. Большую часть своей жизни Саша проводит на диване, глядя в окно. Еще он любит, когда приходят гости. Ира купила старенькую машину, чтобы возить Сашу в церковь и на прогулки. Саша рассказывает, что когда он лежал в коме, ему казалось, он слышит, как мама зовет его, просит, чтобы он остался. «Может быть, поэтому он и выжил», — говорит Ирина.
Вспоминая аварию, она все время повторяет, что когда Саша упал с капота той машины, он упал прямо перед храмом, перед иконой Божьей Матери. Это символично для нее. Ведь в христианстве мученичество — это прямой путь к Богу.

 

Анна Резников (Кфар-Сава)

Окончила Петрозаводский государственный университет, повышала квалификацию в институте «ПроАрте». Победитель и призер региональных и российских журналистских конкурсов. Одиннадцать лет назад репатриировалась в Израиль, где стала стипендиаткой Министерства абсорбции Израиля в области культуры и искусства. Автор персональных и участник групповых выставок в галереях Израиля. Фотографией занимается с 2015 года. В «Докдокдок» прошла обучение по курсу «Постдокументальная фотография и другие медиа».

 

В ауте

Я не сразу приняла свою аутичную дочь такой, какая она есть. Это был длительный и трудный процесс. Я пыталась ощутить себя в ее коже, моделировала ситуации из нашей жизни, чтобы научиться считывать настоящую боль и страх дочки, ее тревогу и радость.
У каждого аутичного человека свои особенности. Есть гипочувствительные люди, которые пробуют несъедобное, трогают разные поверхности, прыгают, чтобы возбудить свои органы чувств. Гиперчувствительные люди не переносят громких звуков и толпу, некоторые из-за сенсорной перегрузки впадают в истерику. Есть люди, у которых гиперчувствительность одних органов чувств соседствует с гипочувствительностью других. Аутисту тяжело с самим собой, еще тяжелее – жить среди людей, следуя писаным и неписаным правилам. Необычные игры, непроизвольные движения, странная походка – этого может быть достаточно для травли на детской площадке, бойкота в школе и в социальных сетях.
Наша странная игра на двоих захватила обеих. Неожиданно у моей тотально одинокой девочки появился друг, который говорит на её языке.

 

Оксана Вениаминова (Минск)

Родилась в 1986 году в Витебске. Училась в Белорусском Государственном Экономическом Университете на факультете международных экономических отношений. Работала бренд-менеджером в международных компаниях. Занимается фотографией с 2014 года. Обучалась портретной и творческой фотографии в Минске. В 2016-2018 годах прошла обучение в школе «Докдокдок». Финалист Hellerau Award, Kolga Award. Публиковалась в Calvert Journal, Bird in Flight, «Имена», Афиша Daily. Участница групповой выставки Non-fashion (Центр современного искусства, Минск) и скрининга New Chic в рамках международного фестиваля Riga Photomonth в Риге. С 2016 по 2018 год в Школе современной фотографии «Докдокдок» прошла обучение по программам «Документальная фотография и фотожурналистика», «Постдокументальная фотография и другие медиа».

 

Белое платье

Замужество до сих пор является одним из самых значимых вопросов для многих женщин. В своем стремлении сберечь брак они готовы, без преувеличений, на многое.
Народные поверья наделяют элементы свадебного наряда магическими силами: платье делает брак счастливым и единственным, а фата помогает успокоить тревожного младенца.
Традиции предписывают женщинам хранить наряд и брак. Даже если уже неудобно. Чаще всего женщины хранят свои платья как память и лишь иногда – из соображений утилитарности, перешивая их в воротнички для школьной формы, новогодние и танцевальные костюмы для детей, игрушки и наряды для кукол.
В детских воспоминаниях моих героинь нередко фигурируют свадебные наряды бабушек и мам. Воспоминания эти полны волшебства, магии, безупречности и красоты. В них звучат слова о том, что платье и фату нужно хранить, не выносить из дома, никому не показывать и в руки не давать. Вместе с заботливыми наказами мамами и бабушками передается и гендерная роль. Понятия «женщина» и «жена» сливаются. Женщины продолжают обращаться к тому самому важному дню мысленно и ритуально: храня и надевая платья на годовщины.

 

Евгения Стерлягова (Москва)

Живет и работает в Москве. Проходила обучение по образовательным программам фонда «ФотоДепартамент» и в Школе современной фотографии «Докдокдок». С 2012 года – член Союза фотохудожников России, дважды становилась его стипендиатом. Работала как самостоятельный художник, а также в составе арт-группы «На горе» (2013-2014). В разные годы становилась участником групповых выставок и фестивалей: «Свобода: осознание» (Центр современного искусства «Марс», Москва, 2013), Young art show-2013 (Словакия), «Формы пространства» (Международный архитектурный фестиваль, Москва, 2016), «Не произведение» и «Неловкие формы» (галерея «ФотоДепартамент», 2017), «Молодая фотография-2017» (Бертгольд-центр, Санкт-Петербург), Women seen by women (5th Biennial of fine art and documentary photography, Испания, 2018), Currents New Media Festival (США, 2018). В настоящее время, используя разные медиумы – фотографию, видео и другие – работает с темами мифологии, моды и потребления.

 

Фата Моргана

Мода в цифровую эру находится на пересечении потребления и мифологии. Мода отвергает прошлое, но всегда использует ретро. Ее актуальность специфична, это «нереферентная отсылка к настоящему моменту, а тотальная и моментальная реутилизация прошлого… Мода из года в год с величайшей комбинаторной свободой фабрикует “уже бывшее”», – писал Жан Бодрийар в работе «Символический обмен и смерть». Сущность моды в этом прочтении становится близка природе дигитального фотографического изображения. При помощи графических приложений для смартфона я деконструирую модную съемку, многократно накладывая друг на друга одни и те же снимки. Современные возможности цифрового изображения позволяют с большой скоростью производить с ним разного рода манипуляции, уводя его все дальше от оригинала. Как и в системе моды, означаемое смутно и завуалировано, подобно призрачной Фата Моргане. Каждый новый образ не только демонстрирует сам себя, претендуя на самодостаточность, но и скрывает в себе исходное изображение.

 

Альбина Галеева (Санкт-Петербург)

Живет в Санкт-Петербурге, работает над персональными проектами с 2017 года. Прошла обучение в школе современной фотографии «Докдокдок» на курсах «Документальная фотография и фотожурналистика» и «Опыты современной фотографии». Серия «Фотокарточки для мамы» вошла в шорт-лист международного конкурса Debut 2018 (Литва), а также в шорт-лист конкурса «Род. Семья. Традиции» (Россия). Участник коллективных выставок в России, Литве, Франции. Серия была опубликована в изданиях Colta.ru, Bird in Flight, Calvert Journal и Frankfurter Allgemeine Zeitung GmbH.

 

Фотокарточки для мамы

Мне 38, я не замужем и у меня нет детей. Моя мама говорит, мне нужно быть покладистой, чтобы найти себе мужа. Один гинеколог предложил мне родить для себя, второй – на всякий случай заморозить яйцеклетки. Общество ждет от меня потомства, брака, своей квартиры, Инстаграм – селфи, мужчины – приглашения на секс.
Я хочу примерить эту роль счастливой и состоявшейся. Кто они, все эти красивые и счастливые женщины? Я даю объявление в приложении знакомств – предлагаю мужчинам «прожить» со мной один из этапов «как должно быть», фотографируясь. Все общепринятые этапы взаимоотношений. Один мужчина – одна ситуация.
Фотографируя нас, я смотрю в камеру, отчего все фотографии становятся «селфи»? Почему, стремясь превзойти саму себя, я ищу одобрения и внимания окружающих? Проживая жизнь в соответствии с ролью, не теряю ли я себя? Или, быть может, именно так я пытаюсь больше узнать о себе?
Потребность в принятии приводит меня к контролю за своей жизнью, к нарочитому формированию представлений о себе, поиску солидарности. «Лайк» становится новым критерием, определяющим течение жизни и ее образ. Каждый раз приходится выбирать то, что может быть выставлено на всеобщее обозрение, а что лучше держать при себе.

 

Сергей Назаров (Санкт-Петербург)

Живет и работает в Санкт-Петербурге, закончил Ивановский Государственный Архитектурно-Строительный университет. В 2016-2018 прошел обучение обучение в школе «Докдокдок» по программам «Документальная фотография и фотожурналистика» и «Постдокументальная фотография и другие медиа». Работы были опубликованы в изданиях «Заповедник», «Новая газета», Dodho Magazine, Photogrvphy Magazine, Huck Magazine. Обладатель наград:  шортлист Kuala Lumpur International Photoawards 2018,  финалист Young Photographers of Russia, финалист Il Reportage photojournalism Award, победитель Festival Internacional de la Imagen (Mexico)FINI2018, второе вместо на конкурсе LifePressPhoto, отметка жюри College photographer of the year 2017,  финалист Photogrvphy Grant 2017.

 

Против

В 2017 году новый всплеск протестной активности охватил практически все регионы страны. Количество участников протестных акций в зависимости от регионов отличалось, но, несомненно, эти акции можно назвать самыми многочисленными и масштабными протестами со времен 2012 года. Под лозунгом «Против коррупции» 26 марта вышли десятки тысяч человек. Ситуация повторилась и 12 июня. Митинги и акции протеста, помимо массовости и территории охвата по стране, отличились также и возрастом участников. Большая часть протестующих – это новое поколение молодежи, школьники и студенты. Он выросли и у них появились свои вопросы к власти и обществу. Массовость протеста со скоростью растет и в Интернете. Школьники и студенты ведут прямые трансляции в социальных сетях, публикуют собственные репортажи с мест событий, не боятся быть задержанными, ведут фото и видео дневники из СИЗО. В День России в общей сложности по стране более 1700 человек были задержаны, некоторые из них несовершеннолетние. Почему и против чего они идут на улицы, о чем и кому они кричат и слышат ли их?

 

Антон Климов (Иркутск)

Документальный фотограф, фотожурналист, живет и работает в Иркутске. Фотографирует с 2005 года, с тех пор перепробовал множество жанров и остановился на документальной фотографии. В 2015-2017 годах прошел двухлетнее обучение в Школе современной фотографии «Докдокдок». Работает с темой экологии, главный интерес – взаимодействие живых организмов между собой и с окружающей их средой. Победитель конкурса «Молодые фотографы России 2016». Обладатель диплома жюри конкурса «Точка на карте. Малые города» Фотопарада в Угличе в 2016 году, особая отметка жюри на конкурсе репортажной фотографии «Памяти Александра Ефремова». Работы публиковались на РБК, Lenta.ru, «Такие Дела».

 

Глубокая вода

Байкал – самое глубокое озеро в мире, крупнейший природный резервуар пресной воды. Многие путешественники, некогда оказавшиеся вблизи Байкала, говорят об особенной самодостаточности, которую обретают здесь, об особенном притяжении, которое влечет и вынуждает остаться на годы, течение которых магически перестает восприниматься привычным образом. Я снимаю жизнь вокруг озера и людей, что живут этой жизнью, поддаваясь умиротворяющему флеру одиночества, которым они окутаны, пытаясь познать их неординарную прибайкальскую идентичность.

 

Мирный

На севере России есть город Мирный, где в 1955 году было открыто месторождение алмазов – кимберлитовая трубка «Мир». Об открытии советские геологи сообщили в Москву радиограммой «Закурили трубку мира, табак отличный». Спустя два года вокруг карьеров начал расти город.
Сегодня Мирный – алмазная столица России, его население составляет около 30 тысяч человек. Однако на внешнем виде города и благосостоянии местных жителей большое количество средств сказалось непредсказуемо. Так, например, в 2005 году здесь поставили памятники Ленину и Сталину. Мирный выглядит как место, где, с одной стороны, всё иначе, чем где-либо, и, в то же время – очень по-русски.

 

Аша Маилз (Санкт-Петербург)

Документальный фотограф и журналист. Родилась и живет в Санкт-Петербурге. В 2007 году окончила факультет журналистики СПбГУ. С 2016 по 2018 год в Школе современной фотографии «Докдокдок» прошла обучение по программам «Документальная фотография и фотожурналистика», «Постдокументальная фотография и другие медиа», «Опыты современной фотографии». Публиковалась в National Geographic, Lenta.ru, «Медиазоне», Discovery, Russia Beyond The Headlines, Bird in Flight. Финалист гранта PhotoLucida, шортлист фестиваля Athens Photo, шортлист Sony World Photography Awards, финалист и победитель выставки «Молодые фотографы России – 2017».

 

Шрамы

Женское обрезание – частичное или полное удаление внешних половых органов. Операция распространена преимущественно в странах Африки, а также в нескольких странах Азии и Ближнего Востока. В настоящее время в мире проживает около 125 миллионов женщин, прошедших через этот ритуал. Никаких медицинских показаний для проведения операции нет.
«Шрамы» – это истории женщин Гамбии, переживших эту процедуру в детстве. Многим из них пришлось пройти не только через калечащую операцию, но и через осознание того, что им нанесены непоправимые увечья. Вот уже несколько лет в стране активно распространяется информация о вреде женского обрезания, которое когда-то считалось частью культурной традиции, направленной на снижение сексуального желания женщины и сохранение ее целомудрия до брака. По статистике процедуре подверглось 76% женщин страны.
Официально операция запрещена с 2015 года, однако продолжает выполняться подпольно и по сей день. Случаев привлечения к ответственности крайне мало, а в связи со сменой власти в 2017 году многие думают, что и прежние законы больше не действительны.

 

Анна Шулятьева (Котлас)

Живет и работает в городе Котлас. С 2017 года — член Союза фотохудожников России. С 2015 по 2018 год в Школе современной фотографии «Докдокдок» прошла обучение по программам «Документальная фотография и фотожурналистика», «Постдокументальная фотография и другие медиа», «Опыты современной фотографии». Участница групповых выставок и скринингов в рамках Landskrona Photo Festival (Швеция), World Biennale of Student Photography (Сербия), Riga Photomonth (Латвия). Cерии были опубликованы в изданиях Lenta.ru, «Такие дела», «Новая газета», «Заповедник», Bird In Flight, Russia Beyond the Headlines, Dodho Magazine, Edge of Humanity Magazine.

 

Секреты красоты

Едва ли не все женщины, с которыми я общаюсь в повседневной жизни, испытывают беспокойство по поводу своей внешности. Эта тревога часто оборачивается страхом старения и потери привлекательности. Они, в свою очередь, влекут за собой боязнь одиночества и нелюбви. Женские тревоги и страхи поддерживаются современной индустрией похудения и многочисленными косметическими производителями, которые обещают женщинам «вечную молодость» в обмен на немалые финансовые вложения. Для тех, у кого не так много средств — интернет полнится народными рецептами. И те, кто подвергают себя боли в косметических кабинетах, и те, кто использует рукотворные методы —
преследуемы навязанными представлениями о совершенстве. В своей серии я снимаю способы достижения конвенциональной красоты, и предметы, с помощью которых преображения осуществляются дома и в многочисленных кабинетах специалистов. Эти изображения я противопоставляю фотографиям, которым
нет места на страницах глянцевых журналов о женской красоте.

Подпишитесь на нашу рассылку

Новости Школы в вашем ящике