Выпускники

В разделе представлены работы – проекты и некоторые съемки из экспедиций – выпускников школы «ДокДокДок» 2015-2017 годов, а также выпускников других мастерских документальной фотографии куратора Миши Доможилова (2013-2014).

 

Антон Климов (Иркутск)

Документальный фотограф, фотожурналист, живет и работает в Иркутске. Фотографирует с 2005 года, с тех пор перепробовал множество жанров и остановился на документальной фотографии. В 2015-2017 годах прошел двухлетнее обучение в Школе современной фотографии «ДокДокДок». Работает с темой экологии, главный интерес – взаимодействие живых организмов между собой и с окружающей их средой. Победитель конкурса «Молодые фотографы России – 2016». Обладатель диплома жюри конкурса «Точка на карте. Малые города» Фотопарада в Угличе в 2016 году, особая отметка жюри на конкурсе репортажной фотографии «Памяти Александра Ефремова». Работы публиковались на РБК, Lenta.ru, «Такие Дела».

 

Глубокая вода

Байкал – самое глубокое озеро в мире, крупнейший природный резервуар пресной воды. Многие путешественники, некогда оказавшиеся вблизи Байкала, говорят об особенной самодостаточности, которую обретают здесь, об особенном притяжении, которое влечет и вынуждает остаться на годы, течение которых магическим образом перестает восприниматься привычным образом. Я снимаю жизнь вокруг озера и людей, что живут этой жизнью, поддаваясь умиротворяющему флеру одиночества, которым они окутаны, пытаясь познать их неординарную прибайкальскую идентичность.

 

Мирный

В Республике Саха находится город Мирный, где в 1955 году было открыто месторождение алмазов – кимберлитовая Трубка «Мир». Об открытии советские геологи сообщили в Москву радиограммой «Закурили трубку мира. Табак отличный». Спустя два года вокруг карьеров начал расти город – сегодняшняя алмазная столица России.

Представьте себе типичный провинциальный российский тридцатитысячник, но с большим количеством денег. Правда, на внешем виде города и благосостоянии местных жителей это сказалось не совсем пропорционально количеству богатств. Или представьте маленький провинциальный город, в котором советское прошлое не отваливается и гниет, а наоборот поддерживается. Так, например, памятник Ленину и бюст Сталину поставили здесь в 2005 году. Для меня Мирный – это дверь в параллельную сюрреалистичную реальность, где все, с одной стороны, иначе чем где-либо и в то же время – очень по-русски.

 

Анна Резников (Кфар-Сава, Израиль)

Окончила Петрозаводский государственный университет, повышала квалификацию в институте «ПроАрте». Победитель и призер региональных и российских журналистских конкурсов. Одиннадцать лет назад репатриировалась в Израиль, где стала стипендиаткой Министерства абсорбции Израиля в области культуры и искусства. Автор персональных и участник групповых выставок в галереях Израиля. Фотографией занимается с 2015 года.

 

В ауте

Моя дочь – низкофункциональный аутист. В свои 10 лет она не говорит, сама не одевается, не ходит в туалет. Дочка с трудом понимает мимику и жесты окружающих. Хотя она добрая и любвеобильная девочка, но может расхохотаться, когда другой упал и плачет, не понимая, что человеку больно. Мы, нейротипичные люди, часто тоже не отличаемся особой чуткостью.

Почему человек с особенностями ведет себя именно так? Мне, матери ребенка с аутизмом, часто с трудом удается считывать её боль и страх, тревогу и радость. Дочка практически никогда не плачет из-за низкой чувствительности к физической боли. С азартом прикасается к острым и горячим предметам. Но дрожит и утыкается в меня, когда видит мусорную машину. А еще она поёт на птичьем языке, сосёт пальцы до мозолей и кусает себя за запястье. Мне сложно сдерживать себя такие минуты. Бывает, я раздражаюсь, ругаюсь, вытаскиваю её пальцы изо рта. Знаю, что это не помогает, но действую по инерции.

Однажды я попробовала влезть в её кожу: сама делала то, что ей запрещаю. Трогала горячее и колючее, топила в воде ноты, ела руками. Муж снимал, как я погружаюсь в этот странный для меня опыт. Дочь с изумлением наблюдала, а затем с азартом включилась в игру – надевала мне на голову коробку, на ноги перчатки, засовывала в рот камни. У нее, тотально одинокого ребенка, вдруг появился друг, который говорит на её языке.

 

Оксана Вениаминова (Минск)

Родилась в 1986 году в Витебске. Училась в Белорусском Государственном Экономическом Университете на факультете международных экономических отношений. Работала бренд-менеджером в международных компаниях. Занимается фотографией с 2014 года. Обучалась портретной и творческой фотографии в Минске. В 2016-2017 годах прошла обучение в школе «ДокДокДок».

 

Белое платье

Никто никогда не говорил мне напрямую, что поступать с ним нужно именно так. Решение хранить свадебное платье было готовым и естественным. Даже после развода.

Замужество для меня было стремлением соответствовать расплывчатому образу «нормальной женщины». И оно сродни желанию моих героинь влезть в свои свадебные наряды, суеверно и бережно хранимые на протяжении десятилетий. Влезть – значит соответствовать, даже если тесно.

Чаще всего женщины хранят свои платья «как память» и лишь иногда из соображений утилитарности. В детских воспоминаниях моих героинь нередко фигурируют свадебные наряды бабушек и мам. Воспоминания эти полны волшебства, магии, безупречности и красоты. А еще в них звучат слова бабушек о том, что платье и фату нужно хранить, не выносить из дома, никому не показывать и в руки не давать: чтобы брак был крепким и навсегда.

Воспроизведение прошлого опыта является одним из свойств самой памяти. И вот маленькие дочери моих героинь уже хотят выйти замуж в мамином платье. Белое платье превращается в самовоспроизводящийся паттерн. Бабушкины заветы встраиваются в коллективную память женщин. Наказы не подлежат осмыслению и действуют автоматически, поддерживаемые мифами и суевериями, живущими в нашем сознании.

Предметы свадебного наряда, наделяемые силами, символами и смыслами, становятся фетишем. Когда я сталкиваюсь с этим, современность для меня начинает рассыпаться.

Некоторые женщины продолжают хранить свои платья по причинам, которые не осознают и не могут озвучить. Ценность этих вещей, истинная или мнимая, так велика, а событие, с ними связанное, важно настолько, что порой мне кажется, память о нем замещает собой саму жизнь.  В здесь и сейчас всё уже может быть кардинально иначе. Но женщины продолжают обращаться к тому «самому важному» дню мысленно и ритуально: храня и надевая платья на годовщины.

 

Василий Колотилов (Москва)

Журналист и документальный фотограф. С 2006 года работает в СМИ. Был пишущим и снимающим корреспондентом в российских изданиях, занимался фрилансом для зарубежных медиа. Работал в зонах конфликтов, освещал политические и социальные протесты. В 2015-2017 годах прошел двухлетнее обучение в Школе «ДокДокДок». Работы публиковались в New York Times LensBlog, журнале «Профиль», изданиях «Коммерсантъ», «Лента.ру», Mashable, Gazeta Wyborcza, Jullands-Posten и других. Участник престижного международного образовательного мероприятия «Eddie Adams Workshop». Живет и работает в Москве.

 

Спартанцы

Американский футбол в России – на сто процентов любительский спорт. Команды с трудом обеспечивают себя за счёт взносов игроков и, очень редко, спонсорской помощи. Но финансовые проблемы, как и неоднозначное отношение к спорту из-за слова «американский» в названии, скорее объединяют любителей футбола и превращают его из обычного спортивного хобби в образ жизни. «Спартанцы» – московская команда по американскому футболу. Это сообщество людей, объединённых общей идеей, которая помогает им чувствовать себя частью чего-то большего, чем они сами, встречать единомышленников и преодолевать разобщённость современного общества. Командный спорт дает игрокам возможность бороться и побеждать, возможность для самореализации и самоутверждения.

 

Аша Маилз (Санкт-Петербург)

Документальный фотограф и журналист. Родилась и живет в Санкт-Петербурге. В 2007 году окончила факультет журналистики СПбГУ. В настоящее время обучается в Школе современной фотографии «ДокДокДок». Публиковалась в National Geographic, Lenta.ru, «Медиазоне», Discovery, Russia Beyond The Headlines, Bird in Flight. Финалист гранта PhotoLucida, шортлист фестиваля Athens Photo, финалист и участник выставки «Молодые фотографы России – 2017».

Шрамы

Женское обрезание – частичное или полное удаление внешних половых органов. Операция распространена преимущественно в странах Африки, а также в нескольких странах Азии и Ближнего Востока. В настоящее время в мире проживает около 125 миллионов женщин, прошедших через этот ритуал. Никаких медицинских показаний для проведения операции нет. «Шрамы» – это истории женщин Гамбии, переживших эту процедуру в детстве. Многим из них пришлось пройти не только через калечащую операцию, но и через осознание того, что им нанесены непоправимые увечья. Вот уже несколько лет в стране активно распространяется информация о вреде женского обрезания, которое когда-то считалось частью культурной традиции, призванной снизить сексуальное желание женщины и сохранить её чистоту до свадьбы. По статистике процедуре подверглось 76 % женщин страны. Официально операция запрещена с 2015 года, однако продолжает выполняться подпольно и по сей день. Случаев привлечения к ответственности крайне мало, а в связи со сменой власти в этом году, многие люди думают, что и прежние законы больше не действительны. Уйдет ли в прошлое этот ритуал, зависит только от сознания женщин и их отношения к этому.

 

Екатерина Балабан (Москва)

Закончила магистратуру факультета политических наук и социологии в Европейском университете в Санкт-Петербурге. Занималась гендерными исследованиями, изучением вопросов социальной структуры и мобильности. Работала в издательском доме «Коммерсантъ», Look at me, Meduza. Документальной фотографией занимается с 2013 года. Участница мастер-классов Сергея Максимишина, Валерия Нистратова, Антонио Д’Агата и выпускница курса «Постдокументальная фотография и другие медиа» школы«ДокДокДок». Как документальный фотограф интересуется вопросами социальной памяти и травмы, личностной идентичности.

 

Пропавшие

Проект о пропавших людях. Однажды они вышли из дома и не вернулись. Их судьба неизвестна, но родственники всё равно ждут пропавших, мысленно с ними общаются и хранят их вещи. Они годами живут в неведении и гадают, где находятся пропавшие, что с ними стало и живы ли они. Они ждут и не могут отпустить человека, но надежда каждый раз сменяется разочарованием.

 

Свалка

Проект о сочетании трех стихий: природы, человека и мусора. Все три элемента взаимосвязаны: человек – часть природы, а мусор – часть человека. При этом мусор, человек и природа находятся в вечном конфликте и постоянно подавляют друг друга. Ключевым звеном цепочки является человек, который влияет на природу и производит мусор, который впоследствии влияет на него самого. Мусор становится частью природной среды и сливается с ней – это воплощается в тоннах разбросанных вещей в лесу и в полях, в фильтратных озерах, впадающих в реки, и в самой почве, которая наполнена природными организмами вперемешку с человеческими отходами. Мусор проникает и в жизнь человека. Люди, которые живут рядом со свалками, страдают от сильной вони, отравленной воды и земли, а также от плохого вида из окна. При этом есть и те, кому полигоны помогают. Свалки, то есть кучи мусора, облегчают многим людям жизнь и спасают их от гибели: дают им дрова, полезные вещи, одежду, еду, заработок и кров. Эта история о мусорном полигоне в Кучино.

 

Дарья Асланян (Самара)

Дарья Асланян – член Союза фотохудожников России с 2005 года, многократный лауреат конкурсов «Молодые фотографы России» (2004, 2013, 2014, 2015, 2016), «Точка на карте» (г. Углич), «Прямой взгляд».

 

Останься

 

Анна Мирошниченко (Москва)

Живет и работает в Москве. Закончила РАТИ-ГИТИС, театроведческий факультет. В 2013 году получила степень кандидата искусствоведения. Была слушателем разных курсов по фотографии – Никиты Евдокимова, Артёма Житенёва, Виктории Ивлевой, Валерия Нистратова, Антона Горбачёва, Сергея Максимишина и Георгия Пинхасова. Занималась театральной и репортажной съёмкой. Изучает документальную фотографию в школе «ДокДокДок».

 

Открой в себе богиню

«Открой в себе богиню», «Пробуди свою сексуальность», «Обрети потерянные дары женственности» – призывают российских женщин разного рода тренеры, коучи и эзотерические специалисты. То же диктуют им своими однотипными изображениями мировые и российские СМИ. Стереотипы гласят: если ты не идеальна, если твоя карьера не успешна, если у тебя нет крепкой семьи и страстно любящего мужчины, если твоя фигура не стройна, а тело не здорово – ты неудачница. В эту ловушку попала и я. Нервная булимия – психическое расстройство, которое проявляется в неконтролируемом приёме пищи. Переедания, которые раньше случались у меня раз в месяц, теперь преследовали меня ежедневно. Очищать желудок по несколько раз в день стало нормой. После того, как во время очищения у меня пошла кровь, я поняла, что мне нужна помощь и обратилась в клинику неврозов.

В клинике неврозов в Москве есть специальное отделение для женщин. Здесь лежат пациентки с разными расстройствами – депрессия, панические атаки, пищевая зависимость. По неофициальным данным в 15-20% случаев эти и схожие расстройства заканчиваются летальным исходом. Еда – это самый простой способ получить удовольствие, тем более, когда живёшь в постоянной тревоге от собственного несовершенства. Вместе с тем еда пугает – тем, что непременно станет заметной в увеличивающейся массе тела. Удовольствие и страх приводят к тому, что компульсивное переедание сопровождается мучительным голодом, который невозможно удовлетворить, сколько бы ни было съедено. Чтобы избавиться от чувства вины, я искусственно очищаю желудок. Когда это происходит несколько раз в день, между большим и указательным пальцем возникают раны и приходится использовать другие предметы, например, зубную щетку. Я все еще борюсь со своим расстройством. Каждый раз, когда я чувствую приближение приступа, я делаю автопортрет, чтобы отвлечься и устоять.

 

Ана любит тебя

«Ты можешь прожить без еды. Она тебе не нужна!», «Просыпайся с мыслью: сегодня я легче, сегодня я красивее», «Ана – твоя лучшая подружка, никому не говори о ней». Такими фразами пестрят популярные интернет-паблики, посвящённые анорексии. Количество подписчиков в них – тысячи.

Ана – это краткое название анорексии, психического заболевания, при котором человек сознательно отказывается от еды. Распространённое среди подростков, по неофициальным данным – в 50% случаев заболевание приводит к смерти. Молодые девушки готовы на всё, чтобы их вес не превышал 40 килограмм. Но главная цель – отметка 30. Такие параметры диктуют мировые тенденции моды.

Нервная анорексия – профессиональное расстройство моделей. Сегодня она стала частью жизни обычных людей, никак не связанных с миром моды. Неосторожная фраза, оскорбительный комментарий о комплекции приводят к тому, что девушки резко меняют образ жизни и готовы на любые жертвы, чтобы соответствовать призрачным идеалам.

Как правило, рацион девушки с анорексией составляют овощи, фрукты и вода. Не более 500 калорий в день, при суточной норме в 2000. На завтрак – кофе, он, как и сигареты, помогает заглушить голод. Следующий этап расстройства – булимия. Бесконтрольный приём пищи в больших количествах становится каждодневным адом и заканчивается стимуляцией очищения желудка до 5-6 раз ежедневно.

Многие люди, страдающие анорексией, осознают свою проблему, но страх набрать лишние граммы делают её похожей на наркотическую зависимость.

 

Даниль Усманов (Бишкек)

Документальный фотограф, фотожурналист, живет и работает в Кыргызстане. Учится в Кыргызском Государственном университете культуры и искусств им. Б. Бейшеналиевой на факультете телекоммуникаций. В 2015-2017 году прошел двухлетнее обучение в Школе современной фотографии «ДокДокДок». Принимал участие в мастер-классе агентства «Noor», организованного совместно с Nikon. Сотрудничает c Китайским информационным агентством «Xhinhua». Работает над персональными документальными проектами. Принимал участие в международных выставках «Звезды шелкового пути» (2015), «В Кимрах» (2016). Был награжден премией «ДокДокДок» за лучший документальный проект. Шортлист конкурса «Прямой взгляд».

 

Ночная смена

C обретением независимости в Кыргызстан пришла проблема нехватки рабочих мест: заводы, фабрики стремительно закрывались. Люди начали заниматься нелегальным промыслом. С заходом солнца они покидают свои дома и идут работать. Ночь скрывает их. В серии NightShift я снимаю людей, работающих по ночам. Это шахтеры с угольных шахт, работники на золоотвале теплоэлектрацентрали, которые незаконно добывают уголь. Бродяги, имеющие дом, но живущие на свалке и занимющиеся сбором металлолома, мошенники, проститутки, ночной патруль.

 

Ислам в Киргизии (ongoing)

 

Тата Гориан (Санкт-Петербург)

Живет и работает в Санкт-Петербурге. В 2010 году закончила Академию коммуникаций Wordshop при Британской высшей школе дизайна. В 2016–2017 гг. прошла обучение в школе «ДокДокДок» по программе «Документальная фотография и фотожурналистика». Финалист конкурса «Молодые фотографы России-2017». Почетное упоминание жюри конкурса репортажной фотографии «Памяти Александра Ефремова 2017».

 

Вне себя

Порезы, царапины, расчесы, сигаретные ожоги и другие знаки на теле – это следы селфхарма. Селфхарм начинается с ненависти к себе, или желания заглушить душевную боль, или потери ощущения контроля над своей жизнью. Причин для самоповреждений может быть много. Особенно если ты подросток с невзаимной любовью или домашним конфликтом.

Причинять себе вред чаще всего начинают в юности, некоторые продолжают всю жизнь, другим удается остановиться, но тяга к селфхарму у многих остается надолго.

Проект «Вне себя» – это эксперимент по переносу аутоагрессии во внешний мир. Герои сами выбирали себе освобождающее действие. Для кого-то это стало опытом деструкции, а для кого-то – опытом созидания. Вместо того, чтобы колоть своё тело ножницами, они раскалывали топором шкаф. Вместо того, чтобы резать себя лезвием, они били тарелки. Благодаря этим действиям физическая трансформация тела обращается в физическую трансформацию мира. Проект «Вне себя» состоит из портретов героев, сделанных непосредственно после выброса их аутоагрессии во внешнюю среду, и фиксации пространства, измененного действием героев. Здесь фотография выступает средством, благодаря которому момент не ловится, а создается.

 

Галина Халилова (Новосибирск)

Родилась в 1988 году в Новосибирске. Детство и отрочество провела на Севере в ХМАО. В 2005 году поступила в Сибирский Университет Потребительской кооперации (Новосибирск) на кафедру психологии и социального управления, училась по специальности «Социально-культурный сервис и туризм». В 2014 году была участником мастерской фоторепортажа на «Летней Школе». В 2015-2017 училась в Школе современной фотографии «ДокДокДок», в 2016 году участвовала в фотомастерской Андрея Поликанова на «Летней Школе».

 

Горные беглецы

Анатолий не так давно купил дом в Алтайских горах, он пытается выращивать картошку и морковь. Он мечтает о пасеке, жене и посещает церковную службу старообрядцев.

«Когда планетный Создатель трудился над оформлением тверди, он устремил своё внимание на плодоносные равнины, которые могли дать людям спокойное хлебопашество. Но Матерь Мира сказала:

«Правда, люди найдут на равнинах хлеб и торговлю, но когда золото загрязнит равнины, куда же пойдут чистые духом для укрепления? Или пусть они получат крылья, или пусть им будут даны горы, чтобы спастись от золота».

И Создатель ответил: «Рано давать им крылья, они понесут на них смерть и разрушение, но дадим им горы. Пусть некоторые боятся их, но для других они будут спасением. Так различаются люди на равнинных и горных».

 

Я буду твоим зеркалом (ongoing)

В психо-сексуальной практике фурнифилии человек-мебель становится подчеркнуто утилитарным объектом для своего потребителя. Считается, что это взаимодействие позволяет подчиняющемуся партнеру избавиться от своего Я, а доминирующему – реализовать свою власть в качестве абсолютной. Нередко эти практики осуществляются в рамках товарно-денежных отношений.

Встроенный в ряд обезличенных предметов массового потребления человек-мебель становится не только свидетельством чужого желания, но и может быть рассмотрен как часть модели действия, характерного для общества в целом.

 

Татьяна Виноградова (Санкт-Петербург)

Документальный фотограф, преподаватель, училась на факультете журналистики Санкт-Петербургского государственного университета. Фотографией занимается с 2013 года. Обладательница престижных фотографических наград и премий – Picture of the Year, Getty Images Portrait Prize, Direct Look Contest, Pride Photo Award, NPPA Best of Photojournalism и других. Участник коллективных выставок в России, Нидерландах, Финляндии, Малайзии, США. Работы публиковались в The New Times Moscow, Gup Magazine, CNN Photo Blog, Life Force Magazine (UK), Meduza, Colta.ru, Urbanautica, «Такие дела» и других изданиях.

 

Меланхоличные дни

Серия портретов посвящена гей-сообществу в России. Это визуальный рассказ о меланхолии, одиночестве и неопределенности будущего. Российское общество никогда не отличалось толерантностью к геям, но в последние годы отношение к гомосексуализму стало особенно нетерпимым. Исследование, проведенное в 2013 году, показало, что 74% населения в России считает, что гомосексуализм не должен быть принят обществом. 16% граждан предлагают изолировать геев от общества, 22% – настаивают на их принудительном лечении, а 5%, вообще, – на их «ликвидации». Неудивительно, что только 1% геев в России живет открыто, все остальные вынуждены скрывать свою сексуальную ориентацию. Существующая реальность заставляет гей-сообщество по-прежнему оставаться в тени. Может быть поэтому общее настроение портретов темное и меланхоличное. Быть геем в России совсем не радужно, в нашей стране радуга имеет мрачные цвета.

 

Татьяна Егорова (Москва)

В 2016 году окончила Британскую высшую школу дизайна. Первый год училась в мастерской Михаила Розанова, второй год – у Виты Буйвид. Работы публиковались на Сolta.ru («В рабстве»), Bigpicture.ru («Сексуальное рабство в России. Вырваться удается немногим»), Nigeria Daily News («Nigerian Girls Talks About Sex Slavery In Russia»), в журнале «Аэрофлот». Участница групповых выставок «Ощущения» на территории Art Play, «Новая документалистика» на территории Art Play, «Поле зрения» в Центре фотографии имени братьев Люмьер (в рамках Молодежной фотобиеннале июль, 2016), «Побеги» в галерее RuArts (в рамках Молодежной фотобиеннале июль, 2016).

 

Бойс

 

Ксения Иванова (Санкт-Петербург)

Документальный фотограф, живет и работает в Санкт-Петербурге, фотографирует с 2014 года. Выпускница образовательной программы ФотоДепартамент.Институт – курса «Документальная фотография и фотожурналистика» (2014 год, куратор Михаил Доможилов) и курса «Сила среды» (2015 год, куратор Яна Романова). Победитель конкурса «Молодые фотографы России – 2015», победитель конкурса «Young people in the 21st century», победитель Vilnius Photo Circle, Award of Exсellence на College Photographer of the Year, отметка жюри в номинации «Федеральный репортаж» на конкурсе репортажной фотографии «Памяти Александра Ефремова» (2015), второе место на конкурсе «Прямой взгляд», дважды становилась призером конкурса «Точка на карте» (2015, 2017). Публиковалась в отечественных («Огонёк», «Коммерсантъ», «Такие Дела») и зарубежных изданиях (Courrier Japon, Meduza.io).

 

На грани

Современные панки – молодые люди моего поколения, родившиеся в перестройку и впитавшие в себя неопределённость и безысходность эпохи, когда старая идеология рушилась, а новая не сформировалось. Испытывая сильное социальное давление в провинции, они стремятся уехать в большие города, где их «инаковость» не так заметна, и где уже сложились большие панк-сообщества. Многие из них пережили насилие в детстве, алкогольную и наркотическую зависимость родителей. Но в отличие от остальных они не молчат, а открыто заявляют об этом, обнажая проблемы современного общества.

 

Елена Хованская (Берлин)

Документальный фотограф. Родилась в 1981 году в Санкт-Петербурге, окончила Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства по специальности «Художник-постановщик театра кукол». В 2016-2017 году прошла обучение в Школе «ДокДокДок» по программе «Документальная фотография и фотожурналистика». Публиковалась в изданиях Lenta.ru, Russia beyond the headlines, Humanistischer Pressedienst (hpd), Bird In Flight. Работа о калмыцких репрессиях «Живые» была отмечена на конкурсе репортажной фотографии «Памяти Александра Ефремова». Живет и работает в Берлине, Германия.

 

Живые

27 декабря 1943 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ о ликвидации Калмыцкой АССР. Сразу после началось осуществление операции «Улусы» – депортация коренного населения Калмыкии в Сибирь. Выселение калмыков рассматривалась как мера наказания за массовое противодействие органам Советской власти и борьбу против Красной Армии. Для осуществления операции руководство НКВД задействовало более 4000 отозванных с фронта солдат. Всего за два дня около сотни тысяч человек лишились дома. Их вывозили в вагонах для скота, по дороге они умирали от голода, переохлаждения и эпидемий.

Калмыки были расселены по всей Сибири. Их везли в Омскую, Новосибирскую, Свердловскую, Тюменскую и другие области. Компактное проживание не допускалось, в одной деревне оставляли по несколько семей. В ссылке умерло более 40 тысяч человек. Общие потери населения калмыцкого народа составили более половины его общей численности.

17 марта 1956 года калмыки были реабилитированы, им было разрешено вернуться на родину. Они бросали обжитые места и возвращались на родную землю. Спустя десятилетия им удалось сохранить свою культуру, язык и традиции. В 1991 году российским парламентом депортация калмыков была признака актом геноцида.

 

Остальгия

 

Маша Гельман (Санкт-Петербург)

Документальный фотограф, родилась в 1994 году, изучала социологию в РГПУ им. Герцена в Санкт-Петербурге. В 2015-2017 прошла двухлетнее обучение в Школе современной фотографии «ДокДокДок». В персональных проектах исследует вопросы гендерной идентичности, сексуальности, телесности, насилия, дискриминации. Публиковалась в изданиях «Такие Дела», Bird In Flight, Wonderzine, FURFUR, Buzzfeed (NY), Собака.ru, «Бумага», Inosmi.ru. Обладатель ряда престижных наград: Instambul Photo Award, Direct Look, Vilnus Photocircle, конкурс фотожурналистики имени Андрея Стенина и других. Живет и работает в Санкт-Петербурге.

 

Ты – моя

«Ты – моя» – это серия портретов женщин, переживших партнерское насилие. Рассказ о власти и контроле одного человека над другим, о желании одного партнера подчинить себе поведение и чувства другого. Это история о насилии как дисбалансе власти, в котором пол, ориентация, возраст, образование и уровень дохода не играют роли.

 

Дарья Гарник (Екатеринбург)

Родилась в 1986 году, изучала искусствоведение в Уральском государственном университете. В 2016-2017 годах прошла обучение в Школе «ДокДокДок» по программе «Документальная фотография и фотожурналистика». Финалист конкурса «Молодые фотографы России – 2017», почетное упоминание жюри на конкурсе репортажной фотографии «Памяти Александра Ефремова» в номинации «Герой нашего времени». Занимается фотографией с 2013 года, живет и работает в Екатеринбурге.

 

Гагарин

Триумфальная и трагически оборвавшаяся жизнь Юрия Гагарина – первого человека, совершившего космический полет – сделала его культовым героем советской мифологии и центральной фигурой научно-атеистической пропаганды СССР.

Освоение космоса было одним из приоритетных направлений внутренней политики советского государства и предметом соперничества с США в холодной войне. Стремительное развитие науки и успехи в космической гонке давали гражданам государства чувства гордости и величия, ощущение всемогущества. Фигура Гагарина, родившегося в обыкновенной семье рабочих из российской глубинки, служило неоспоримым доказательством того, что «возможно все». Надындивидуальный характер сознания советского человека позволял каждому жителю ассоциировать себя с улыбающимся человеком в шлеме космонавта и присваивать его достижения.

Сразу после полета Гагарина в космос в его родном городе Гжатске был основан первый музей его имени, а спустя месяц после гибели Гжатск стал называться Гагариным. Застывшая история жизни Гагарина-человека, вросшая в пространство и урбанистическую память Гагарина-города придает ему сюрреалистический налет безвременья.

 

По памяти

Получив искусствоведческое образование в 2008 году, Алексей Филатов из Екатеринбурга начал преподавательскую деятельность. Но спустя три года перенес тяжелый грипп и в результате осложнений полностью лишился зрения. Преподавание Алексей не бросил – до недавнего времени вел курс «Искусство стран Восточной Европы» в УрГУ имени Горького, сейчас преподает в коррекционной школе, читает лекции воспитанникам детского дома и подопечным благотворительного фонда «Верба». О произведениях искусства он рассказывает по памяти и продолжает учиться, слушая аудиокниги и посещая лекции. И вкуса к жизни не потерял. Сегодня он активно вовлекает в художественный процесс слабовидящих людей. В 2015 году появился проект «Живопись слепых». Чуть позже Алексей начал сотрудничество с инклюзивным союзом «СоБытие» – их совместный проект основан на опыте современного танца.

 

Антон Карлинер (Москва)

Родился в 1992 году в Новосибирске, учился на экономическом факультете НГУ, отделение социологии. В 2014 году закончил курс Миши Доможилова в рамках образовательной программы ФотоДепартамент.Институт. Публиковался в журнале «Русский Репортер», Geo Magazine Russia, Meduza,«Такие Дела» и других. Лауреат российских и международных конкурсов (конкурс репортажной фотографии «Памяти Александра Ефремова» – почетное упоминание жюри; «Молодые фотографы России – 2015» – финалист; Международный конкурс фотожурналистики им. Андрея Стенина – 2 место; Международный конкурс фотографии PhotoVisa – финалист, Vilnius Photo Circle Award – финалист).

 

Валера

Валерий Петрушенко или, как его чаще называют, Валера Хип – старовер из села Мульта на Горном Алтае. Он родился в Иркутске, а на Алтай переехал около 20 лет назад, после того, как, путешествуя в составе музыкальных коллективов по всей стране, оказался в этом месте и решил остаться. В Мульте Валера крестился и стал старовером. Долгое время он не имел постоянного места жительства, жил на пасеках и в летних домиках у друзей из деревни. Сейчас у Валеры есть дом, любимая женщина (правда, в данный момент он живет отдельно), курицы, козы и пчёлы, которые вместе с изготовлением музыкальных инструментов, составляют основу его существования. Валерин мёд считается одним из лучших во всей деревне, его заказывают люди из Москвы и из других городов. Гусли и другие инструменты, которые он делает, покупают как местные, так и приезжие музыканты.

 

Александр Гривин (Волгоград)

Родился и живет в Волгограде с 1981 года. Фотографировать начал с 2006 года, с 2011 – является директором
волгоградского филиала «Союза фотохудожников России». Член Союза фотохудожников России, участник «Portfolio Review Russia» в Москве. Победитель Фестиваля уличной фотографии, стипендиат правительства РФ для молодых деятелей культуры и искусства.

 

Дача

«Дача» – загородный дом для городских жителей. В российской летописи дача имеет богатую историю. Можно было бы сказать, что с 18 века и до сегодняшнего дня дача трансформировалась из огромного поместья с постройками дворцового типа в крошечный участок земли с домиками из фанеры. Хотя это и вольное обобщение, но не лишенное основания.

Современные дачники сильно отличаются от тех, что жили в Советском Союзе во времена моего детства. В то время дачные участки (если, конечно, речь не идет о номенклатурных дачах) приспосабливались для занятий садоводством. В условиях продовольственного дефицита советскому человеку это было весьма кстати. А в смутное время после распада СССР наличие дачи оказалось и вовсе спасительным для многих.

Сегодня дачная миграция – спасение от города, для миллионов жителей страны. Дачный массив живет своей жизнью в отличие от городских поселений. Жизнь здесь протекает более спокойно и размеренно. В каждом регионе приусадебные участки используются по-разному, в зависимости от климата и материального достатка граждан.

Для меня дача – это место отдыха и развлечений. Каждый год с середины апреля и по сентябрь мы частенько там бываем. А появившийся в этом году огород увеличил число поездок втрое. На протяжении нескольких лет я снимаю свою семью на своей даче. Возможно, эта серия станет началом моего большого исследования о сообществе дачников нашей огромной страны.

 

Сергей Назаров (Санкт-Петербург)

Документальный фотограф. Родился в 1983 году в городе Иваново. Закончил Ивановский Государственный Архитектурно-Строительный университет. В 2016 -2017 г. прошел обучение прошел обучение в Школе «ДокДокДок» по программе «Документальная фотография и фотожурналистика». Живет и работает в Санкт-Петербурге.

 

Против (ongoing)

В 2017 году новый всплеск протестной активности охватил практически все регионы страны. Количество участников протестных акций в зависимости от регионов отличалось, но, несомненно, эти акции можно назвать самыми многочисленными и масштабными протестами со времен 2012 года. Под лозунгом «Против коррупции» 26 марта вышли десятки тысяч человек. Ситуация повторилась и 12 июня. Митинги и акции протеста, помимо массовости и территории охвата по стране, отличились также и возрастом участников. Большая часть протестующих – это новое поколение молодежи, школьники и студенты. Он выросли и у них появились свои вопросы к власти и обществу. Массовость протеста со скоростью растет и в Интернете. Школьники и студенты ведут прямые трансляции в социальных сетях, публикуют собственные репортажи с мест событий, не боятся быть задержанными, ведут фото и видео дневники из СИЗО. В День России в общей сложности по стране более 1700 человек были задержаны, некоторые из них несовершеннолетние. Почему и против чего они идут на улицы, о чем и кому они кричат и слышат ли их?

 

Валерий Зайцев (Санкт-Петербург)

Документальный фотограф, родился в 1987 году в городе Череповец. Победитель «Photovisa 2013», 1-ое место в категории мультимедиа; участник групповых выставок «54» и «55 отличный возраст» в Санкт-Петербурге; гран-при выставки-конкурса «Большой мир 2009» в Череповце; участник групповых выставок в Череповце. Шорт-лист конкурса «Прямой взгляд» и отметка жюри на Международном конкурсе фотожурналистики имени Андрея Стенина. Работы публиковались в изданиях Speigel.Online, Meduza, «Такие Дела», Russia Beyond the Headlines и других.

 

Мототоксикоз

Мотосезон в европейской части России длится примерно полгода. С окончанием мотосезона начинается длительный процесс подготовки к новому. Воспоминания о прошедшем сезоне вызывают зимой ностальгические чувства, которые в среде мотоциклистов называются мототоксикозом.

Мототоксикоз имеет разные проявления, о нем поют песни, пишут стихи. Чтобы облегчить мототоксикоз, мотоциклисты зимой могут одеться в мотоэкипировку и так отправится на прогулку по городу. Некоторые мотоциклисты, чтобы не расставаться со своими мотоциклами на зиму, ставят их в дом. Что часто вызывает трудности, так как большинство из них живут в многоквартирных домах без грузовых лифтов, и парадные не приспособлены к подъему мотоциклов в квартиры.

 

Артем Процюк (Санкт-Петербург)

Документальный фотограф, родился в 1989 году в Перми, живет и работает в Санкт-Петербурге. В 2014-2015 годах прошел обучение на курсе Миши Доможилова «Документальная фотография и фотожурналистика» в ФотоДепартамент.Институт. Публиковался в ряде СМИ, в том числе на Lenta.ru, Meduza. В своих работах исследует коллективные травмы страны, увиденные через частные истории людей. За серию «Спусковой крючок» получил первую отметку жюри на Международном конкурсе фотожурналистики имени Андрея Стенина в 2016 году.

 

Спусковой крючок

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР, «афганский синдром», «чеченский синдром») – психическое состояние, которое возникает в следствие участия в военных действиях и характеризуется разного рода психопатологическими переживаниями, высоким уровнем тревожности и другими симптомами.
Серия портретов – о людях, прошедших войну, и их адаптации по возвращению на «гражданку». О том, как они преодолели в себе желания начать пить или употреблять наркотики. А иногда даже, пройдя эти трудности, взялись за дело и ведут обычный образ жизни, но сохраняя память о пройденном пути.

 

Максим Конанков (Нижний Тагил)

Документальный фотограф, внештатный фотокорреспондент ИА «Все новости». В 2015 году был признан лучшим фоторепортером Нижнего Тагила. В 2015-2016 году прошел обучение в Школе «ДокДокДок» по программе «Документальная фотография и фотожурналистика». Публиковался в изданиях Lenta.ru, Russia beyond the headlines. Финалист гранта PhotoLucida.

 

Коллекционер

На берегу самого южного поселка на Байкале живет человек, трижды попавший в Книгу рекордов Иркутской области. Николай Лупынин – прирожденный коллекционер и автор необычных изделий. Две тысячи пишущих ручек, 50-метровый макет озера из пластиковых бутылок, советские новогодние игрушки, аудиокассеты, зажигалки – в общей сложности его коллекция насчитывает 10 тысяч предметов.

 

Кристина Сырчикова (Самара)

Документальный фотограф, обладатель фотографических наград: XV молодёжные Дельфийские игры России (Золотая медаль), The Kolga Photo Award, Грузия (Шортлист), New Talents, в рамках Belgrade Photo Month, Сербия (Шортлист), Neutral Density Photography Awards 2015 (Photojournalism / Story, Honorable mention), XIV межрегиональный конкурс репортажной фотографии «Памяти Александра Ефремова» (Номинация «Федеральный репортаж», 2 место, 2015), XIV молодёжные Дельфийские игры России (Золотая медаль), X открытые молодёжные Дельфийские игры государств-участников СНГ (Золотая медаль) и многих других. Публиковалась в Musee Magazine (США), Colta.ru, «Такие Дела», IM Magazine, F-Stop Magazine, Positive Magazine, «Эксперт», DOT photozine, Foto&video, Der Greif, «Карл Фукс», «Наука и жизнь», «Русский репортер», «Мое дело», Lenscratch, Splash & Grab, Bird In Flight, Dodho Magazine, Lenta.ru, Plateform magazine, FOG (Германия), London Independent Photography.

 

Похоронное платье

«Каково быть пожилым онкологическим больным в нашей стране? – Ты постоянно думаешь о том, поможет ли тебе химиотерапия, стоит ли продолжать бороться или, может быть, это уже бессмысленно? Ты знаешь, что после химии тебе снова станет плохо: трудно будет даже просто встать с кровати, и ты будешь ощущать себя обузой.
Когда после нескольких курсов химиотерапии случается ремиссия, а потом рак возвращается, у тебя опускаются руки. Ты идешь в церковь, молишься, причащаешься, а потом решаешь обратиться к знахарке, веря в то, что это поможет, или же просто все закончится. Вам часто показывают свое похоронное платье?»

 

Алина Десятниченко (Краснодар)

Документальный фотограф, родилась в Узбекистане, в 16 лет переехала в Россию. Изучала журналистику в КубГУ. Сотрудничает с местными и федеральными медиа с 2010 года. Работы участвовали в выставках: «Вкимрах» (2016), групповая выставка в Кимрах, Россия и Art South vol.2, групповая выставка в Краснодаре, Россия, в фотографическом музее «Дом Метенкова» (Екатеринбург, 2017). Работы публиковалась в изданиях: F-Stop Magazine, Афиша Daily, UnFrame, Knife.media, Positive magazine, Dodho, Dekoder, «Такие Дела», «Русский репортер», «Метрополь», «Русская планета», Yugopolis, Yuga.ru и других. Живет и работает в Краснодаре.

 

Байкал чудес

Разобраться в духовности прибайкальских бурят не просто сложно, а очень сложно. Официально главенствующими религиями здесь считаются православие и буддизм, но из-за того, что местных жителей к новым верованиям приобщали довольно агрессивно, многие приняли их лишь номинально, на деле оставшись верными семейно-родовым культам и шаманизму. Исторически шаманизм – религия «непубличная», нацеленная на частное обслуживание рода, племени, улуса и фактически ограниченная их пределами. Потому даже на всеобщих молебнах (тайлаганах) шаманам из разных родов нелегко достичь взаимопонимания.

 

Кристина Бражникова (Воронеж)

Документальный фотограф, финалист конкурсов Vilnius Photo Circle (Вильнюс, Литва), «Фотомания–2015», «Молодые фотографы России–2015», «Точки на карте. Города российской провинции». Победитель Международного конкурса фотожурналистики им. Андрея Стенина в номинациях «Спорт» (одиночное фото) и «Проблемы современности» (серия «Мамы разные нужны»). Участвовала в групповых выставках «Отражения» (Воронеж), Institute.Production (Казань), Vilnius Photo Circle (Вильнюс), Балтийской биеннале фотографии (Калининград), в показе на Yangon Photo Festival (Мьянма) и других. Выпускница образовательной программы ФотоДепартамент.Институт – курса «Документальная фотография и фотожурналистика» Миши Доможилова. Живет и работает в Воронеже.

 

Мамы разные нужны

Светлане Трубниковой 47 лет. 4 года назад ей ампутировали обе ноги ниже колена, а затем она почти потеряла зрение. Сначала ее к себе забрала старшая дочь, но из-за крайне стесненных условий женщина решила вернуться в свой дом. И тогда хозяином в доме стал ее сын Игорь, которому на тот момент было всего 11 лет. Им помогают родственники и соседи, со временем их начали поддерживать соцслужба и местные власти, но большая часть забот по дому лежит на пятнадцатилетнем парне. После того, как весной 2014 года об этой семье рассказали в программе «Пусть говорят» и написали в ряде федеральных и местных СМИ, им стал помогать благотворительный фонд Елены Ростропович. Они оплатили Светлане курс реабилитации в немецкой клинике, где ей подобрали хорошие протезы, так что теперь женщина может сама передвигаться по дому. Неизвестный благотворитель купил для них с Игорем квартиру со всеми удобствами в городе неподалеку. Теперь она ждёт операции по пересадке роговицы после которой, возможно, к ней частично вернётся зрение.

 

Евгения Жуланова (Сочи)

Родилась в 1986 году в Березниках, училась на математико-механическом факультете УрФУ. В 26 лет уехала в Сочи, устроившись работать фотографом на geometria.ru. В 2015 году закончила курс Миши Доможилова «Документальная фотография и фотожурналистика» в рамках образовательной программы ФотоДепартамент.Институт. Обладатель гран-при конкурса «Точка на карте. Малые города», прошедшего в рамках Фотопарада в Угличе в 2015 году. В настоящее время учится в Школе фотографии и мультимедиа им. Родченко. Работы публикуются в изданиях «Такие Дела», The Village и других.

 

Север. Провинция как зрелище

Приезжая на север, постоянно слышишь: «Нравится?». Тут холодно, и постоянно думаешь – то ли напиться, то ли в церковь сходить, но отвечаешь: «Нравится!». «Да, север такой, затягивает. Вот приедешь в свой Сочи и затоскуешь, вернешься».

Жажда увидеть оленей, чумы и много снега удовлетворяется походом на «День оленевода». Жилые чумы превращаются в туристические палатки, ненцы-ханты-коми в своих национальных костюмах – самые притягательные объекты для фотографирования. Их фоткают все, из диковинных невероятных людей они превращаются в обезьянок на пляже. Сразу хочется выпить. Ненцы вот любят выпить. Те, которые еще на оленях, катают желающих за 100 рублей, а пересевшие на свои снегоходы – пьют за кораблями водку. Первое, что бросается в глаза при общении с ненцами – они всегда говорят правду. Даже когда эта правда против них, они невозмутимо, и, кажется, совсем не задумываясь о последствиях, говорят её. Выглядит это почти идиотизмом или юродством и моментально притягивает. Ненец угостит водкой, если у него есть, и попросит, если хочет.

 

Ярослава Тарасова (Санкт-Петербург)

Документальный фотограф, живет и работает в Санкт-Петербурге. Окончила курс «Постдокументальная фотография и новые медиа» в школе «ДокДокДок» в 2017 году. Публиковалась в Lenta.ru, Bird in Flight, Openrussia, Russia beyond the Headlines. В 2016-2017 гг. была выбрана для участия в международных мастер-классах «Next to me» в Дании и The Eddie Adams Workshop в Нью-Йорке. Работает над долгосрочными документальными проектами, посвященными темам социального неравенства и общественных предубеждений.

 

Последняя любовь

Союз двух пожилых – это не восторженная любовь, но возможность чувствовать себя нужными, стимул к жизни. Здесь желание уйти от одиночества сильнее романтики. Основные причины повторно вступить в брак в преклонном возрасте –потребность в уходе и общении, необходимость помощи по хозяйству, способ улучшить материальное положение и жилищные условия. Конечно, любовь в таких семьях есть, но любовь без желания завести детей, без планов на будущее. В России отношения стариков сложно назвать традиционными. Боязнь показаться смешными и неприятие общества останавливает бабушек и дедушек заводить новые семьи. А зря. По мнению социологов, супружеские (партнерские) отношения нельзя заменить приятельскими ни на одном из жизненных этапов.

 

Квир-танго (ongoing)

Квир-танго – это танец, свободный от гендерных стереотипов, где роли ведущего и ведомого партнёров не фиксированы и могут меняться в зависимости от желания танцующих в любой момент.

В России танец стал настоящей отдушиной для ЛГБТ-сообщества. Танцевать квир-танго можно научиться в любой гей-френдли студии. Однако люди с нетрадиционной ориентацией, как правило, не ощущают себя в них так свободно, как в специализированных квир-танго клубах, где они не чувствуют давления общественного мнения.

Квир-танго занимаются не столько из любви к танцу, сколько из желания найти компанию. Клубы квир-танго становятся площадками для знакомств, здесь находят и теряют партнеров, встречаются на несколько вечеров, создают семейные пары. Танго катализирует процессы, происходящие между людьми. Если изначально есть проблемы, то танец усиливает их, а если имеются предпосылки быть вместе, то он способствует большему сближению.

Негативное отношение к геям и лесбиянкам в России вынуждает людей искать друг с друга в сети. Квир-танго стало для них одним из редких способов открыто выражать свои предпочтения на публике и знакомиться вживую.

 

Анна Главатских (Казань)

Документальный фотограф, живет и работает в Казани и Сочи. В 2015-2016 году прошла обучение в Школе «ДокДокДок» по программе «Документальная фотография и фотожурналистика». За серию «Ивановские красавицы» получила второе место в номинации «Арт-проект» на конкурсе «Точка на карте. Малые города», прошедшем в рамках Фотопарада в Угличе в 2016 году. Шортлист в международном конкурсе The Kolga Photo Award, участница фестиваля Phodar, особая отметка жюри на конкурсе репортажной фотографии «Памяти Александра Ефремова».

 

Русская красавица

Едва ли не в каждом, даже самом небольшом по численности населения, российском городе проводятся конкурсы красавиц. Древнегреческий обычай состязаний в красоте и «женских» талантах приобрел особенное звучание в Ивановской области – благодаря сосредоточению текстильной промышленности, прослывшей «Ситцевом краем». За центром области – Иваново – закрепилось клише «города невест», которое успешно воспроизводится разного рода увеселительными и соревновательными мероприятиями. По статистике на сегодняшний день Ивановская область продолжает занимать первое место в стране по разнице числа жителей по полу.

Я снимала финалисток «женских» конкурсов, прошедших в Ивановской области в последние годы – «Ивановская красавица», «Невеста года», «Миссис Иваново», «Миссис Шуя». В зависимости от желания моделей съемки проходили либо в интимных обстановках их квартир, либо в публичных местах – Центре культуры и отдыха, где и проводятся конкурсы, в ресторанах, в бильярдном клубе. Выбор платьев, аксессуаров, причесок также оставался за моделями.

Я намеренно использую визуальный язык близкий языку любительской фотографии, позволяю моим моделям вести меня. Я подчиняюсь их представлениям о красоте, выраженным в позах, жестах, взглядах; я следую за их пониманием красивого, которое они находят в интерьерах, будь то частных или публичных, в предметах, которые становятся на снимке фоном. Делая эти портреты, я пытаюсь осмыслить это специфическое понимание красивого в любительском жанре и в массовом вкусе, и вместе с тем – стереотип об особенной красоте русской женщины.

Подпишитесь на нашу рассылку

Новости Школы в вашем ящике