Выпускники /
Анна Резников

Анна Резников

Кфар-Сава

Окончила Петрозаводский государственный университет, повышала квалификацию в институте ПроАрте. Победитель и призер региональных и российских журналистских конкурсов. В 2006 году репатриировалась в Израиль, где стала стипендиаткой Министерства абсорбции Израиля в области культуры и искусства. Автор персональных и участник групповых выставок в галереях Израиля. Фотографией занимается с 2015 года. С 2017 по 2019 год проходила обучение в школе «Докдокдок».

Год учебы в школе «Докдокдок» – это не просто еще один год моей жизни. Это очень концентрированный год. В него вместилось невероятное количество интересных людей, идей, экспериментов. Этот год я параллельно работала над двумя персональными фотопроектами. И поняла, что лучше всего у меня получается то, что связано с моей личной историей. Благодаря куратору Феодоре, которая была и требовательной, и деликатной одновременно, я решилась на необычный опыт. Этот фотопроект помог мне лучше узнать и почувствовать своего ребенка с аутизмом, а это дорогого стоит. Мои сокурсники показывали на занятиях тысячи снимков о жизни во всех ее проявлениях. И Миша отбирал лучшие из них, и я видела, как рождаются яркие работы. Интересно наблюдать, как робкая идея обретает форму и порой блестяще воплощается. Здорово, когда чувствуешь пульс жизни, глядя на снимки из горячих точек, заброшенных деревень, тюрем, тундры, малых городов.

Маятник

У моей дочери расстройство аутистического спектра (РАС). Она не обслуживает себя, не говорит, не играет, как обычные дети. Вместо ролевых игр дочь разбирает игрушки на части, привязывает к ним разные предметы и раскачивает.
Мой мир раскачивается вместе с ее конструкциями.
Исследования показали, что уровень стресса, которые испытывают матери детей с РАС, схож с уровнем стресса солдат в зоне боевых действий. Каждая мать справляется с ним, как может. Кому-то помогают антидепрессанты, кому-то, как и мне, арт-терапия. Более двух лет я снимала личный фотодневник и собирала книгу из того, что важно для нас с дочерью. Кроме моих фотографий в нее вошла семейная хроника, страницы из обучающей книги дочери, письма, инструкции и исследования.

 

В ауте

Я не сразу приняла свою аутичную дочь такой, какая она есть. Это был длительный и трудный процесс. Я пыталась ощутить себя в ее коже, моделировала ситуации из нашей жизни, чтобы научиться считывать настоящую боль и страх дочки, ее тревогу и радость.
У каждого аутичного человека свои особенности. Есть гипочувствительные люди, которые пробуют несъедобное, трогают разные поверхности, прыгают, чтобы возбудить свои органы чувств. Гиперчувствительные люди не переносят громких звуков и толпу, некоторые из-за сенсорной перегрузки впадают в истерику. Есть люди, у которых гиперчувствительность одних органов чувств соседствует с гипочувствительностью других. Аутисту тяжело с самим собой, еще тяжелее – жить среди людей, следуя писаным и неписаным правилам. Необычные игры, непроизвольные движения, странная походка – этого может быть достаточно для травли на детской площадке, бойкота в школе и в социальных сетях.
Наша странная игра на двоих захватила обеих. Неожиданно у моей тотально одинокой девочки появился друг, который говорит на ее языке.